Анатолий Ромов                            

                                       

                                   Об этом дано знать не всем

                                                Дилогия

Copiright by Anatoli Romov

No part of this publication may be translated, reprodused, stored in a retrieval sistem, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, photocopying, recording, or otherwise, without prior permission in writing from the copyright holder.

 

Library of Congress Control Number: 200930356

                                       

                        

                                                        

                                                      

                   Авторское предисловие

       

       Знакомясь с дилогией "Об этом дано знать не всем", читатель наверняка заметит, что ни в одном месте текста нет упоминания конкретных дат. Время,  когда все это происходило, изображено достаточно расплывчато.

        Даю слово, я изо всех сил пытался избежать этого недостатка. Но у меня ничего не получилось. Единственное, что я могу сказать по этому поводу - то, что описано в дилогии, скорее всего могло случиться в первой половине ХХI века. Может, в начале этой первой половины, может, в середине, а может, даже и в конце. И все. Назвать читателю конкретный период времени, когда точно в первой половине ХХI века разворачивались эти события и эти действия, я не могу. Зато я с точностью и с полной ответственностью могу обозначить, где все это происходило. Это происходило в стране, в которой я родился, в гуще народа, среди которого я вырос. Эту страну и этот народ, частью которого я являюсь, Россию и россиян, я знаю досконально, и со всей ответственностью могу заверить читателя: эта страна и этот народ с течением времени не меняются. Они всегда будут только такими, какие они есть сейчас, и никакими другими. Поэтому мне нет необходимости уточнять, когда происходили события, случившиеся с главным героем, писателем-детективщиком Анатолием Бартовым. Мне важно было дать понять читателю, не когда именно это происходило, а где и среди кого. Я знаю точно, что характеры и действия, описываемые в дилогии, могли возникнуть только в том месте планеты, раскинувшемся от Среднерусской равнины до Тихого океана, которое называется Россией. И больше нигде. Но не подумайте, что мое определение России и россиян в этом предисловии носит отрицательный оттенок. Совсем нет. Некоторые из россиян бывают плохими, некоторые хорошими, но при этом все мы, россияне, непохожи ни на один другой народ, населяющий планету. Мы особые. Особыми мы стали очень давно, несколько столетий тому назад. Сейчас, в наше время, мы остаемся особыми,  и нет никаких показаний, что в будущем мы изменимся и станем какими-то другими. При этом мы, россияне, твердо убеждены: нам и не нужно меняться. Пусть весь мир принимает нас такими, какие мы есть. Поэтому я и не указываю в написанной мной дилогии никаких дат.

         Некоторые люди, прочтя это предисловие, могут усомнится в сказанном мной выше. Ну что ж, пусть первый, кто в этом усомнится, бросит в меня камень.  Или, если у него или у нее не будет под рукой камня, пусть бросит в меня табуретку. Или что-то еще. Название предмета, который этот человек в меня бросит, не имеет значения, главное, что он в меня этот предмет бросит. Те же, кто воздержатся от такого нехорошего поступка и захотят проверить, прав ли я, пусть прочтут дилогию "Об этом дано знать не всем". Мне кажется, скучно им не будет.

          Несколько слов о главном герое, Анатолии Бартове. Все, что вы прочтете, написано с его слов, и после того, как я соединил эти его рассказы в дилогию, у меня получилась некая мешанина из энтузиазма, жестокости, любви  и смеха. Но мы с вами знаем, что жизнь есть жизнь, в ней бывает всякое. Ничего своего я в эти рассказы не добавлял, эту мешанину я составил только и исключительно из того, о чем мне рассказал Анатолий Бартов.  Закончив компановку, я увидел, что в некоторых местах текста, при описании достаточно серьезных событий, трудно удержаться от смеха. Но друзья, согласитесь, ведь не мог же я каждый раз вставлять в эти места ремарку: "Не смейтесь, это всерьез!" Так или иначе, я решил ничего в тексте не менять. Возможно, я ошибаюсь, но мне почему-то кажется, что при чтении этой мешанины вам будет интересно, чем все кончится. И вы, несмотря ни на что, дочитаете эту мешанину до конца.

          Несколько слов об Анатолии Бартове, с которым я познакомился после поступления в Литературный институт имени Горького. Поступив туда, мы с ним узнали, что зачислены в один и тот же творческий семинар по прозе, руководить которым будет писатель Борис Васильевич Б-й. Это нас сблизило, и в конце концов мы с Толей стали друзьями. Выяснилось, что в нашей судьбе есть много общего. И Толя, и я родились и выросли в Москве. И он, и я закончили мореходное училище, только он Ростовское на Дону, а я Санкт-Петербургское. И он, и я стали в конце концов писателями-детективщиками. И его, и меня можно легко подбить на всевозможные авантюры. Да и в остальном... Впрочем, об остальном вы узнаете, когда прочтете до конца дилогию "Об этом дано знать не всем".

Текст дилогии "Об этом дано знать не всем" - в системе "Амазон"quot;.